<<  Сказки в записях нового века

Про лешего

Вот сейчас расскажу. Здесь у нас есть поверье, ну, молодые-то никто не знает этого, и вот моего-то возраста не очень, потому что мне это рассказала мама и тетя Матрена. Деревня не здесь была, а там, в середине, через поле, где магазин. Там деревня была густая очень, здесь говорили, что один дом стоял, два, может три-четыре, а там дальше, как под гору идти, были овины да гумно, а там после-то были фермы и все. Но все разрушено, теперь ни того, ни другого нет. А еще раньше там, говорят, народный дом был Какой-то. Ну, собирались, наверно. И, значит, в этом дому девки собирались и там плясали, вечереньки делали там. Вот, в общем, и кто приедут, например, приехали усть-ыльма, так и собирают девок, да и всех пригласят туда. И там они и виноградья поют, там пляшут, поют, все это делают. И вот один раз приехали какие-то незнакомые, но они очень уж просят родителей, чтоб отпустили девок-то туда на вечереньку-то. Ну вот, а у одной-то девчушке сестренка дома еще есть, а родителей-то где-то нету, уехали как в гости. А эта девчонка-то не остается дома:
- Если ты, Палашка - говорит, - пойдешь, то я тоже пойду.
Они говорят:
- Ну что, возьмем, пусть она там на сошку - ну, сошток у печки - никому не мешает. Пусть она сидит.
Ну вот и пошли, и так там весело так, хорошо, столько гармоники. Все поют уж. Что-то чересчур какое-то веселье, говорит, нехорошее. А стояли тут не один дом-то. Был еще какое-то подворье, видимо, и вот им показалось, что что-то тут неладно. Чересчур уж весело да кружают, да вот прямо не знае такой залихвацкой идет. А вот девка-то:
- Да пойдем на двор, пойдем, - говорит, Сестру-то зовет, - пойдем на двор. Созови девок, да пойдем.
Раньше все девки так на улицу выходить. Так они в сени так собирутся побольше партией и выйдут. И вот "пойдем на двор-то" и позвала их на двор. Она говорит:
- Вы чего, вы ведь не видите, на ногах-то у них копыта, да носы-то у них железные. Вы так не видите, пойдемте давайте скорее.
И вот «пойдемте..», ну а они и побежали. А время-то далеко было, но еще не кончилась ночь. Ночь в три часа кончается, петухи запевают. Первый петух запел, а они уже все выбежали. За нима эти, приезжие-то, за нима погнались, и петух тут как раз был да запел, и они все превратились в какие-то как дрова такие, чурки. Это не люди, а чурки уже лежат и, говорят, они вроде парни были, а тут чурки оказались. И дом этот провалился, и ты знаешь чего, это место... действительно яма тут была, и сколько бы мусору тут не возили, оно все яма. Сколько бы не возили мусору, но яма, яма и яма. Все песок и песок, и песок, но, видимо, потому что по этому месту идет - как дальше там начинается овраг - и, видимо, там подземные воды точат это... почву, и почву уносит. И вполне может быть, что дом-то и действительно со временем ушел, провалился. Это может быть, но что легенда связана с этим.
<А с девками-то что стало?>
Они-то ушли, убежали, в чурки-то, в дрова нечисть превратились. И дрова, говорят, пила не брала. И их скатили в эту яму, да и все туда ушло. Вот так вот. Вот еще какая бывальщина здесь была, но это было давно, и мало кто... никто не знает. А тетка Матрена мне сказывала, а мама тоже знала.
Lesh16-3
Архангельская обл., Лешуконский р-н, Ценогорский с/с, с. Ценогора;
исп. Семенова Лилия Семеновна (1932 г.р.);
зап. Баранов Д.К., Матвиевская М.Ф.
(2009)