<<   Левкиевская Е. Е. Обереги как форма крестьянской магии

Оберегами принято называть различные магические средства (вербальные тексты, предметы, действия, жесты, обряды), предохраняющие человека и его мир (дом, скот, урожай, орудия производства и т. п.) от потенциальной опасности: нечистой силы, болезней (в том числе сглаза, порчи), хищных животных, змей, градовых туч и т. д. Действие оберегов состоит в том, чтобы различными способами предотвратить еще не реализованное зло — создать преграду между охраняемым объектом и опасностью, магически «закрыть» охраняемый объект, сделать его невидимым, нейтрализовать носителя опасности, нанести ему вред, уничтожить его, отогнать опасность, задобрить ее или наделить сам охраняемый объект защитными свойствами и способностью сопротивляться злу.

Источниками опасности, против которой употребляются обереги, являются мифологические и связанные с потусторонним миром существа, персонажи, стихии: нечистая сила и связанные с ней люди (колдуны, ведьмы); все, что входит в сферу смерти (в том числе ходячие и «нечистые» покойники); наделенные хтонической символикой животные, как правило, хищные или опасные для хозяйства (змея, волк, медведь, мышь, коршун, вредные насекомые и пр.), стихийные бедствия и атмосферные явления, осмысляемые как результат воздействия потусторонних сил (пожар, засуха, заморозки, гроза, град, буря, вихрь и пр.), а также опасные места, находящиеся за пределами освоенного человеком мира (лес, болото, водоем и пр.), различные маргинальные и «нечистые» пространства (перекресток, межа, порог, баня, кладбище, заброшенный дом и др.) и опасные временные периоды, как правило, «переломные» моменты, когда бывает «открыта» граница между тем и этим миром (полдень, полночь, дни зимнего и летнего солнцестояния, совпадающие в народном календаре со святочным и купальским периодами, поминальные дни).

Объектом охраны является сам человек и принадлежащий ему мир. С точки зрения сакральной значимости в охране нуждается то, что содержит в себе жизнь и способно ее умножить (ср. сербские и карпатские представления о том, что бесплодное дерево, корова, не дающая молока, вышедшая из продуктивного возраста женщина не могут быть испорчены и поэтому не нуждаются в оберегах).

Ситуации применения оберегов могут быть как хронологически и ритуально закрепленными, так и окказиональными. Потребность в оберегах ритуально закреплена в обрядах «переходного» периода (рождение, свадьба, смерть), когда находящийся в «пограничном» состоянии человек подвергается повышенной опасности и сам, в силу своего состояния, является источником опасности для других. Существуют специфические группы оберегов, используемые для охраны беременной, а также новорожденного и роженицы от смерти, болезни, порчи, подмены ребенка нечистой силой, молодоженов во время свадьбы, а также магические средства, используемые во время похорон для охраны живых людей и хозяйства от воздействия смерти и для охраны самого покойника от превращения в демоническое существо. Хронологически приуроченное применение оберегов (чаще всего в период святок, в момент начала сезона) призвано обеспечить безопасность «впрок», на весь календарный период. Например, у южных и восточных славян известен обычай приглашать на рождественский ужин мороз, волка, тучу, с тем чтобы предотвратить их приход летом. Кроме этого существуют не закрепленные хронологически ситуации применения оберегов: болезнь человека, нападение хищников, укус змеи, встреча с нечистой силой, приближение стихийного бедствия и т. п. Отдельную группу составляют средства магии, охраняющие хозяйство — скот, домашнюю птицу, урожай от сглаза, эпизоотий, хищников, ведьм, а также работу (ткачество, охоту, пчеловодство, сев и пр.), особенно ее начало, от сглаза и порчи. В оберегах нуждается и принадлежащее человеку пространство — дом, хлев, усадьба, поле, пасека и пр. — чтобы предотвратить проникновение туда нечистой силы, духов болезней и др. опасности.

В качестве оберегов могут использоваться вербальные тексты различных жанров. Чаще всего функциями оберегов обладают заговоры; например, у восточных славян широко распространены заговоры при первом выгоне скота, произнесение которых должно гарантировать сохранность скота от порчи, болезней и хищников на весь сезон выпаса; в Полесье популярны заговоры, применяемые для защиты посевов от воробьев; у южных славян с помощью заговоров отгоняют от полей градовые тучи и т. д.

Одним из наиболее распространенных жанров вербального оберега являются канонические и апокрифические молитвы, а также «народные» молитвы, созданные по образцу или на основе церковных. Апокрифические молитвы и жития святых, «приспособленные» народной традицией для апотропеических целей, часто служили талисманами и амулетами, которые носили с нательным крестом или хранили в доме.

Среди вербальных оберегов широко распространены короткие формулы — приговоры. Обычно они используются в тех случаях, когда требуется немедленно предотвратить опасность: при встрече с волком, со змеей, с мифологическим персонажем, при приближении градовой тучи и т. д. К примеру, полесские приговоры типа: «Соль тебе в очи, кочерга в зубы, горшок между щек» произносятся в ответ на чью-либо похвалу, чтобы отвратить сглаз. Охранительными свойствами могут обладать песни (в частности, сербские колыбельные песни, защищающие ребенка от порчи, польские песни, поющиеся при обходах полей для защиты их от градовых туч, а также восточно-славянские купальские песни, оберегающие от ведьм и русалок), рассказы о «житии предметов и растений», загадки, ритуальные диалоги, матерная брань, громкое произнесение своего имени (в сербской традиции для предотвращения встречи со змеей) или имени умершего родственника (как, например, в Полесье при встрече с волком), а также просто человеческий голос.

В качестве невербальных оберегов широко используются хозяйственные или специально изготовленные предметы, растения и вещества. Распространенной формой оберегов были амулеты. Личные обереги часто изготовлялись из металлов, выкованных в виде различных фигурок (например, в виде глаза, руки, маленькой бритвы и т. п.), или состояли из одного или нескольких предметов, например, дольки чеснока, нескольких крупиц соли, уголька, кусочка печного кирпича, ладана, звериного зуба или когтя. В качестве оберегов часто использовались ритуальные предметы (свадебный венок и части свадебной одежды, троицкая зелень, пасхальная скатерть и др.) или остатки от них (пепел от купальского костра, кости пасхального поросенка, крошки кулича и т. д.). К универсальным средствам охранительной магии, применяемым в любой опасной ситуации, принадлежат предметы и действия с христианской символикой (икона, крест, ладан, святая вода, сотворение крестного знамения и др.), а также предметы, обладающие высоким сакральным статусом и символизирующие человеческую пищу, например хлеб, соль.

Применение хозяйственных предметов как охранительных средств обусловлено символическим переосмыслением их утилитарной функции. Например, с помощью ключа и замка в одних случаях «замыкали» дорогу к охраняемому объекту, в других — «запирали» самого носителя опасности. Применение пояса в общеславянской охранительной практике связано с семантикой опоясывания как способа создания магического круга. В Полесье фартуком, полотенцем, полотном накрывали охраняемый объект (например, молоко теленка или отелившуюся корову), чтобы символически закрыть его от «злого» глаза. В общеславянской охранной магии используется утилитарная функция метлы и веника — выметать мусор и очищать пространство. Чрезвычайно распространены острые, режущие предметы, призванные обезвредить носителя опасности или уничтожить его — коса, нож, топор, вилы, серп, бритва, вертел, игла и др., чьи магические свойства усиливаются за счет железа, из которого они изготовлены (оно, как и все металлы, благодаря своей твердости и прочности также причислялось к оберегам). Согласно обще-славянским верованиям, уничтожать опасность (например, градовую тучу) могли предметы, связанные с огнем (кочерга, ухват, сковорода, хлебная лопата).

Широко распространенную группу средств охранительной магии составляли колючие, жгучие или едкие растения с острым запахом — боярышник, шиповник, крапива, чеснок, полынь и др. Их помещали в охраняемом пространстве (вывешивали у входа в помещение, затыкали в окна, потолочную перекладину, замочную скважину, клали под порогом), носили с собой в качестве амулетов. Полагали, что опасность можно отвратить, отпугнуть веществом с неприятным, зловонным запахом (дегтем, калом, мочой), например, на украинских Карпатах хребет корове намазывали калом, чтобы ведьмы не могли отнять у нее молоко. В ряде случаев носителя опасности обезвреживали, защищаясь «покойницкими» предметами (мерка от гроба, одежда покойника, земля с могилы), в частности, чтобы воробьи не клевали посевы, поле обходили с могильной землей или меркой, которую применяли для изготовления гроба.

Оберегами служили предметы, на которые «переводилась» опасность, в частности, камень или железо, благодаря их твердости и способности противостоять ударам. В других случаях для охраны служили предметы, способные удивить, поразить, чтобы глаза посторонних людей сосредоточивались на них, а не на охраняемом объекте. Например, у русских перед домом вывешивалась связка старых лаптей — чтобы «злой глаз» падал на лапти, а не на дом; в Полесье для отвращения сглаза перед пасекой или домом вывешивали лошадиный череп; у сербов для этой же цели маленьких детей одевали в разноцветную одежду (например, ребенку на одну ногу надевали красный, а на другую черный носок), на хребтах овец рисовали краской пятна, чтобы они бросались в глаза, и «отбивали» сглаз от скотины.

Одной из основных форм оберегов являются ритуальные действия и обряды. Охранительной семантикой обладали действия, производимые с целью оградить защищаемое пространство или объект, создать вокруг него магический круг (обходы, опахивание, опоясывание, огораживание и т. п.). Например, при встрече с нечистой силой предписывалось очертить вокруг себя кочергой, ножом, освященным мелом, чтобы создать магический круг.

В охранительной магии известны действия, направленные на то, чтобы создать преграду между охраняемым объектом и опасностью, ср. русский обычай во время эпидемий и эпизоотий загораживать, преграждать дорогу, ведущую в село, чтобы преградить путь болезни. У южных славян двери и ворота тщательно запирались на ночь, чтобы туда не мог проникнуть вампир. При похоронах после выноса со двора гроба, ворота сразу закрывали, чтобы покойник «не вернулся» назад.

Часто оберегом служило правильное поведение человека. Например, нейтрализовать хищных зверей и птиц можно было ритуальным молчанием при совершении некоторых работ; в Полесье при посеве злаковых культур соблюдали молчание, полагая, что этим можно «замкнуть» клювы воробьям, чтобы они не клевали зерна. В других случаях при засевании первые зерна в землю бросали, зажмурив глаза, чтобы птицы «ослепли» и не видели посевов.

Магической охраной являлись действия, направленные на отгон опасности, удаление ее за пределы «своего» пространства или перевод ее на другой объект. Практиковалось также символическое возвращение опасности ее отправителю, например, так поступала хозяйка, ткущая полотно, если в этот момент в дом заходил тот, кто мог сглазить работу, — она бросала вслед посетителю какой-либо предмет — щепку, щепотку соли, уголек, кусочек печного кирпича и пр., с которым и «возвращала» ему его зло.

Одной из распространенных форм «отворачивания» опасности служит переворачивание различных предметов или совершение привычных действий наоборот (например, выворачивание одежды наизнанку, прядение нити слева направо, ходьба задом наперед, чтение молитвы от конца к началу).

В охранительную практику включались действия, направленные на обезвреживание или символическое уничтожение носителя опасности. Например, у южных славян в Сочельник кололи иглой камень, чтобы выколоть волкам глаза; зашивали подол платья, чтобы зашить им рты; замазывали глиной углы дома, чтобы замазать хищникам глаза и уши. Сербы для уничтожения градовой тучи подбрасывали топор вверх, а потом врубали его в землю, чтобы рассечь град пополам, для этого же выносили косу и подставляли под стреху острием вверх так, чтобы капли с крыши падали на острие.

В число общеславянских оберегов входили действия, направленные на то, чтобы придать охраняемому объекту такие свойства, которые делали бы его неуязвимым перед лицом опасности. Сообщить человеку или животному такие свойства можно, приведя его в соприкосновение с предметом, обладающим желаемым качеством, например, у русских неуязвимостью и нечувствительностью к опасности наделялась печь, реже — стол. Поэтому, чтобы ребенок не боялся сглаза, его сразу после рождения подносили к устью печи. Чтобы быть невосприимчивым к сглазу и порче, нужно при встрече с человеком, у которого «злой» глаз, прикоснуться к собственному заду, как самой неуязвимой части тела. Наделение охраняемого объекта апотропеическими свойствами могло осуществляться и с помощью действий, имеющих семантику повышенной жизненной силы и сексуальности, в частности, ритуального обнажения, демонстрации гениталий, жестов, имеющих символику коитуса (например, показывание кукиша).

Ряд защитных действий и обрядов имеет целью задобрить носителя опасности. Сюда относится называние опасности именами-диминутивами и терминами родства (например, дедушко, братанушко, сестрица и т. п.), «кумление» с опасностью (например, у сербов принято «кумится» с волком или змеей, чтобы те не причиняли вреда), принесение жертвы, в том числе кормление носителя опасности. У русских известны особые этикетные формы поведения, направленные на то, чтобы установить и поддержать хорошие отношения с духами локусов — отдачу себя и своего хозяйства под покровительство мифологическому персонажу (например, отдача под покровительство домовому купленной скотины).

Различные формы оберегов используются как самостоятельно, так и в сочетании друг с другом. Часто в охранительных обрядах комбинируются магические средства разные по своей природе (например, словесные и акциональные или словесные и предметные) и с разной семантикой. Например, при выгоне скота чтение заговора сочетается с ритуальными действиями, направленными на «закрывание» скота от хищных зверей (с помощью замыкания замка), нанесение вреда носителю опасности (с помощью косы, ножа и др. острых предметов, разложенных в воротах), «привязывание» скота к своему дому (с помощью веревки или пояса, расстеленных на пороге хлева), наделение скота апотропеическими свойствами (битье животных освященной вербой, кормление их остатками пасхального хлеба, прикосновение к ним яйцом и т. п.).

Обереги разной природы, но сходные семантически, могут заменять друг друга. К примеру, в качестве охраны от русалок используется полынь, но, если при встрече с русалкой у человека нет при себе полыни, он может отогнать нечистую силу, произнеся слово «полынь».

 

Литература

Бобров А. Г., Финченко А. Е. Рукописный «отпуск» в пастушеской обрядности Русского Севера (кон. XVIII — нач. XX в.) // Русский Север. Л., 1986.

Виноградов Н. Заговоры, обереги, спасательные молитвы и пр. СПб., 1907-1909. Вып. 1.2 // Живая старина. 1907. Вып. 1-2; 1908. Вып. 1-4.

Виноградова Л. Н., Толстая С. М. Ритуальные приглашения мифологических персонажей на рождественский ужин: форма и обряд // Структура малых жанров фольклора. М., 1991.

Дражева Р. Д. Обряды, связанные с охраной здоровья в праздники летнего солнцестояния у восточных и южных славян // Советская этнография. 1973. № 6.

Журавлев А. Ф. Охранительные обряды, связанные с падежом скота и их географическое распространение // Славянский и балканский фольклор. М., 1978.

Левкиевская Е. Е. Мифологические имена-апотропеи в карпатском ареале // Символический язык традиционной культуры. М., 1993.

Левкиевская Е. Е. Славянский оберег: семантика и структура. М., 2002.

Померанцева Э. В. Роль слова в обряде опахивания // Обряды и обрядовый фольклор. М., 1982.

Толстая С. М. Магия против смерти // Балканские чтения-2. Симпозиум по структуре текста. М., 1992.

Толстая С. М. Время как инструмент магии: компрессия и растягивание времени в славянской народной традиции // Логический анализ языка. Язык и время. М., 1997.

Толстой Н. И. Фрагмент славянского язычества: архаический ритуал-диалог. М., 1984.

Толстой Н. И. Переворачивание предметов в славянском погребальном обряде // Исследования в области балто-славянской культуры. Погребальный обряд. М., 1990.

Толстые Н. И. и С.М. Заметки по славянскому язычеству. 4. Защита от града в Полесье // Обряды и обрядовый фольклор. М., 1982.

Толстые Н. И. и С.М. Заметки по славянскому язычеству. 5. Защита от града в Драгачеве и других сербских зонах // Славянский и балканский фольклор. М., 1981.